Изображения: Выключить Включить Цвет сайта: А А А Обычная версия
+7 (4872) 36-77-96
ГУК ТО "Тульская областная филармония"
Тула, пр-т Ленина, 51
Версия для слабовидящих
Купить билеты онлайн
Узнайте первыми о концертах
Очерки

 

вместеярче
Телефон доверия

Работа в России

Памятные даты

Культурный навигатор
Регионы
Услуги
Министерство
 
Минкульт
 
Правовая инфорация
 
 
 

«Тульский Шаляпин»

«Тульский Шаляпин» – именно так уже давно благодарная тульская публика называет солиста Тульской филармонии, ведущего мастера сцены, заслуженного артиста России Геннадия Шеверёва (бас-баритон).


Выступление в Тульской филармонии. В исполнении Геннадия Шеверёва звучит «Песня о блохе» М. Мусоргского, за роялем Марина Воронина. Середина 1990-х годов.

И это неслучайно. Несмотря на то, что репертуар артиста чрезвычайно широк и разнообразен (оперные арии, романсы, русские народные песни, вокальные циклы, современная серьезная музыка и эстрада), всё же особое место в творчестве Геннадия Шеверёва занимает личность Федора Шаляпина. Легендарному русскому басу и своему кумиру Геннадий Шеверёв посвятил несколько концертных программ: «Явление Шаляпина», «Великие ровесники – Шаляпин и Рахманинов», «Шаляпин за границей», «Ф. Шаляпин и современники», «Любовь и жизнь Шаляпина» и другие.


Выступление Доме-музее Ф.И. Шаляпина. Г. Шеверёв, М. Воронина. Москва, 1997 г. После концерта в Доме-музее Ф.И. Шаляпина. Г. Шеверёв и М. Воронина (справа) с представителями администрации музея. Москва, 1997 г.

В 1998 г. Геннадий Шеверёв выступил в московском Доме-музее Шаляпина, став дипломантом Всероссийского фестиваля, посвященного 125-летию со дня рождения великого певца; в 1999 г. выступал в Доме-музее Шаляпина и Шаляпинском обществе в Санкт-Петербурге.


Всероссийский фестиваль, посвященный 125-летию со дня рождения Ф.И. Шаляпина. Геннадий Шеверёв, Москва, 1998 г. Г. Шеверёв, М. Воронина. Дом-музей Ф.И. Шаляпина. Санкт-Петербург, 1999 г.

Геннадий Шеверёв много гастролировал в России и за рубежом. Российские гастроли проходили в Москве, Белгороде, Севастополе, Орле, Курске, Калуге, Рязани, Пензе, Ростове, Белгороде, Краснодаре и других городах. Певец имеет звание лауреата и дипломанта региональных, республиканских и международных фестивалей и конкурсов, проходивших в Брянске, Туле, Твери, Ярославле, Полтаве, Чернигове.


Г. Шеверёв на концерте в Белгороде, 2012 г.

В 1993 году Геннадий Шеверёв был участником концертов, состоявшихся в рамках Дней Тульской области в Концертном зале им. П.И. Чайковского Московской филармонии. В 1999 году участвовал в юбилейном концерте композитора, профессора Леонида Бобылёва, состоявшемся в Московской государственной консерватории им. П.И. Чайковского.


На сцене Концертного зала им. П.И. Чайковского Московской филармонии Геннадий Шеверев (бас), концертмейстер Марина Воронина, лектор-музыковед Лидия Бондаренко. Москва, 1993 год.

В 1985 году состоялись концертные выступления певца в Польше; в 1993 году и в 1997 году он выступал с сольными концертами в зале «Franziskano» г. Филлинген-Швеннинген (Германия); в 1993 году стал участником фестиваля «Russian Night» в г. Олбани (США); в 1998 году - участником юбилейного концерта, посвященного освобождению Болгарии от османского ига, состоявшегося в Софии; в 2002 году гастролировал в Австрии и Италии.

     

Перед концертом. Италия, 2002 г.            На гастролях в Болгарии. 1998 г.    

  

Выступления на гастролях в Олбани (США). Ноябрь 1993 г.

Геннадий Шеверёв награжден многочисленными грамотами и дипломами регионального и федерального уровня, имеет медаль «За трудовую доблесть».

Присвоение звания заслуженного артиста РФ. Губернатор Тульской области Н. Севрюгин, солист Тульской филармонии Г. Шеверев. Тула, 1996 г.

За годы работы в Туле, с 1980 года, он спел на сцене концертного зала Тульской филармонии огромное количество сольных и сборных концертов.

Фрагмент оперы П. Чайковского «Евгений Онегин» в исполнении Секстета Большого театра и солистов - Г. Шеверёва (Гремин) и солиста Большого театра, народного артиста РФ В. Верестникова (Онегин). Тульская областная филармония, середина 1990-х гг.


Геннадий Шеверёв в роли Волка на Детском новогоднем утреннике в фойе Тульской филармонии. 1980-е гг.

А как же всё начиналось? Предлагаем вам прочесть об этом в мемуарах самого певца.

Геннадий Шеверёв

Как же давно это было! 34 года назад, в октябре 1980 г. я впервые переступил порог Тульской филармонии. Начну по порядку. Летом мы получили дипломы. Таня, моя жена, учившаяся со мной на одном курсе в Харьковской консерватории, горячо ратовала за Тулу, где она родилась и где жили её родители. Красочно расписывала она тамошнюю филармонию, которая, по её словам «гремела по Союзу».

– Ты представляешь? – с увлечением говорила она, – наша филармония занимает по Союзу то второе, то третье место, а иногда даже первое!

– Да ну! – сомневался я, – а Московская, Ленинградская, а Росконцерт?

– Вот сам узнаешь! – обижалась Таня.

– Да ты-то откуда знаешь?

– У меня там моя бывшая педагогиня работает – Крамарева…

В Харькове – между прочим, бывшей столице Украины – красивые здания, много театров, институтов, огромный университет, зеленые парки, выложенные брусчаткой улицы… Можно было остаться там в стажерской группе оперного театра, но – там зарплата в 90 рублей, общежитие и отсутствие всяческих перспектив на получение жилья… Нет, хватит! Надоело мотаться по общежитиям! Мне уже 30 лет.

После Харькова Тула показалась мне маленькой, серой, пыльной… – Как же я здесь буду работать? – думал я с тоской. Еду вверх по проспекту. Остановка Гоголевская, выхожу – и на другой стороне улицы вижу красивое старинное здание. Это филармония? Гм. Ничего! Совсем неплохо.

Парадный подъезд был закрыт, билетерша в кассе посоветовала войти со служебного. Вошёл. Передо мной лестница наверх к конторке вахтера, за конторкой сидит мужчина… Я всегда робел перед вахтерами, кондукторами и милиционерами.

–З-здравствуйте, – пролепетал я.

– Здравствуйте, – зычно ответил мужчина и встал. Роста он оказался маленького. С таким ростом мог бы не вставать, мелькнуло в голове.

– Вы кто? К кому? – он бдительно пронизал меня взглядом.

– Я студент… то есть, артист… Вернее, я закончил консерваторию и пришел прослушиваться… у Михайловского.

– Он вас пригласил?

– Да… то есть, нет… Понимаете, я звонил ему вчера и он сказал, что можно придти…

– Сегодня прийти?

– Ну, да… Вернее… то есть… э-э… Он вообще сказал: приходите, поговорим…

Вахтер подозрительно глядел на меня. Он показал жестом, чтобы я не двигался с места и стал звонить, не выпуская меня из поля зрения. Он раза три переспрашивает мою фамилию, получает разрешение пропустить, кладет трубку, зорко смотрит на меня и нехотя пропускает. Потом я узнаю, что он пожарник, оказался на вахте случайно и фамилия у него – Страхов. М-да! Нагнал на меня страху...

Кручусь в каких-то лабиринтах, брожу в недрах здания, с трудом нахожу приёмную, на двери которой нет никакой таблички. В приемной сидит женщина с большими глазами в очках, с добрым лицом и гладкой прической. Я давно придумал себе игру: кто на кого похож. "Княжна Марья из фильма Война и мир!" – мелькает в голове. Я сразу успокаиваюсь и называю свою фамилию. Она встает, неторопливо, словно в домашних тапочках, проходит мимо меня к двери директорского кабинета, приоткрывает её и говорит туда каким-то совсем домашним тоном:

– Иосиф Александрович, тут «Шевелёв» пришел на прослушивание…

– Пусть заходит! – раздается тенористый, энергичный голос из кабинета.

Я вхожу. В глубине кабинета, отделанного деревом, у стены за большим столом, заваленном бумагами, сидит худощавый, пожилой мужчина с острыми чертами лица. Сидит и молча смотрит на меня. Я не могу не улыбнуться. Почему? Да потому, что уж очень он похож на старого князя Болконского из фильма «Война и мир»! Над ним плоский деревянный барельеф Ленина. Слева в углу кабинетный рояль, стоят шеренгой какие-то знамёна... А не обманула Таня! Филармония-то действительно флагманская. А это что?! Неужели бюст Сталина?.. Не может быть! Но факт есть факт: на рояле стоит чёрный бюст усатого, явно южного мужчины… Этот бюст на какое-то время поглощает всё мое внимание. Потом мне приходит в голову, что директор-то, между прочим, тоже Иосиф… Тотем, что ли? Правда, что же это за бюст, господи? Если Сталин, то это страшно круто... Однако, какая политическая независимость!…

Потом оказалось, что это бюст Орджоникидзе.

– Э-э… Здравствуйте, – сказал я, выходя из оцепенения.

– Привет, привет, – рассеянно отозвался директор и снял очки: – Значит, решили к нам прослушаться? А почему именно к нам? Где работали? Ах, прямо после вуза? Их Харькова? А там же оперный театр! Ах, вот оно что…

После вопросов об учебе последовали вопросы о жилье. Он был явно удовлетворен тем, что жилье у меня есть. Мечта любого директора – брать артистов и сотрудников с «готовым» жильем. Потом спросил, какой у меня голос, удивился, что я разговариваю баритоном…

– Так у меня ж бас высокий – бас-кантанте!..

– Ах, вон оно что… Ясно, ясно…

Он всё время слегка улыбался, задавая вопросы напористо и рассеянно одновременно…

– А что Вы собираетесь петь на прослушивании?

– Арию, романс, народную песню. Но, Иосиф Виссарион... ой, извините! Иосиф Александрович, – испугался я, – я же сегодня без нот!

Он засмеялся.

– Вы думали, мы вас сразу будем прослушивать? Нет, надо ж предупредить и собрать худсовет, потом надо бы и с концертмейстером встретиться… – он начал нажимать кнопки коммутатора. Кнопки, видимо, не нажимались.

– Женя! – раздраженно крикнул Михайловский. Вошла секретарша. – Женя, я сколько раз говорил, чтоб вызвали мастера -телефонщика?

– Сегодня обещал прийти…

– Ладно. Скажи, кто у нас сейчас тут из концертмейстеров? Жанна, Таня? Таня здесь? Скажи, чтоб пришла… Или нет: отведи молодого человека в 44 класс. Таня там?

– Там.

– Хорошо. Ну, идите, договоритесь о репетициях. Как будете готовы – дайте знать. Недели вам хватит?

– Конечно! – удивляюсь я. Директор был сама любезность. Через неделю меня прослушали – члены худсовета подходили после прослушивания, говорили приятные слова и пожимали руку. Меня позвали в кабинет худрука. Кроме Михайловского там была его жена – Галина Кирилловна, работавшая педагогом-репетитором – и концертмейстер Татьяна Мелиоранская.

– Садись, ну, мы тебя, конечно, берем, – сказал Михайловский. Он уже обращался ко мне на «ты». Г.К. – пожилая женщина с красивым лицом – милостиво улыбалась и согласно кивала головой. Михайловский продолжал:

– Но вот тут мне донесли, что у тебя жена тоже певица, сопрано… А что, она не собирается к нам?

– Собиралась.

– Ясно. Тебя, значит, первым послали, как танк на прорыв? Ну, хорошо. Пусть зайдёт, прослушается… Вопросы ко мне есть?

– Есть, – я слегка замялся: – А можно мне узнать, сколько я буду получать за концерт?

Михайловский посмотрел на жену, на Татьяну.

– Думаю, 11 рублей для начала… Так, Галя? Таня?

– Конечно, – величественно сказала Галина Кирилловна, – не 8 же ему давать? – и она опять благосклонно мне улыбнулась. В дальнейшем у меня с обеими женщинами сложились прекрасные отношения. Я вздохнул с облегчением: некоторые мои знакомые, как я знал, получили совсем маленькие ставки, а в театре, как вы помните, мне обещали всего лишь 90 рублей. Ставка 11 рублей за концерт составляла зарплату в 150 рублей…

Я вышел из филармонии и легко вдохнул осенний воздух. Нет, Тула –хороший город!

2014 г.


Возврат к списку


Наши спонсоры