Изображения: Выключить Включить Цвет сайта: А А А Обычная версия
+7 (4872) 36-77-96
Тула, пр-т Ленина, 51
Версия для слабовидящих
Оставить отзыв
Узнайте первыми о концертах
 

Независимая оценка

Телефон доверия

Работа в России

Памятные даты

Культурный навигатор
Услуги
Министерство
 
Минкульт
 
Правовая инфорация
 
 
 

Как по нотам: секреты успеха от Владислава Лаврика

Как по нотам: секреты успеха от Владислава Лаврика

Как по нотам: секреты успеха от Владислава Лаврика
24 Май 2019 09:56 / Культура

Не ждите ничего ординарного. Это не интервью, а разговор по душам. Наш первый гость – уникальный музыкант, сочетающий талант дирижера и исполнителя. Руководитель Тульского филармонического симфонического оркестра Владислав Лаврик.

Марина ПАНФИЛОВА
Елена КУЗНЕЦОВА

Это – новый большой проект в нашей газете, и первым приглашенным стал известный российский музыкант, трубач, дирижер, педагог Владислав Лаврик – основатель и художественный руководитель фестиваля медного духового искусства Brass Day, который проходит при поддержке фирмы «Каргилл», в том числе и в Туле. 
В 35 лет Лаврик стал лауреатом премии Президента РФ «За вклад в развитие традиций и популяризацию духового искусства». В 2017 году возглавил симфонический оркестр, созданный в Тульской областной филармонии по инициативе губернатора Тульской области Алексея Дюмина. Кстати, Владислав Лаврик сам участвовал в формировании нового коллектива, отбирал музыкантов.
– В вашем городе давние культурные традиции и оркестр существовал в 40-х годах ХХ века, – напомнил Владислав. – А еще здесь замечательные люди в правительстве, в филармонии – мне есть с чем сравнивать. На выступлениях – аншлаги, у нас удивительные музыканты, гобоист, кларнетист, ударник, а чего стоит семейная пара Яна и Владислав Белоусовы!.. Оркестр уже показал хороший результат на сцене Московской консерватории, когда участвовал в международном конкурсе. И сейчас я «заряжен» на то, чтобы окончательно укомплектовать его и сделать одним из лучших в стране.
6 июня ТФСО опять выступит в Московской консерватории, потом примет участие 17 августа в проекте «Кремлевская опера», который стартовал в стенах Тульского кремля в прошлом году. Это было замечательно: более двух с половиной тысяч человек слушали классическую музыку, звучащую под открытым небом!.. 
У нас большие планы на следующий сезон: опять приедет Игорь Бутман, который уже выступал с нами, ждем Николая Луганского, Айлена Притчина – одного из ведущих скрипачей мира. 
Хорошо зарекомендовал себя проект для детей «Сказки под симфонический оркестр», будем его продолжать. Сейчас в программе «Маленький принц», «Питер Пэн», а дальше надеемся поставить «Петя и волк» ­Сергея Прокофьева, «Карнавал животных» Сен-Санса.

– Свое музыкальное детство помните?
– У меня мама пианистка, она преподавала в музыкальных школах, а папа – военный трубач-дирижер, и мы много переезжали: Сибирь, Красноярск, Монголия, Подмосковье… С трех лет я пел с папиным бэндом «Бескозырка белая…», мама также выступала с ними. Я с детства слушал записи на старых бобинах великих трубачей мира, к примеру Майлза Дэвиса, потом были великие джазисты, исполнители в стиле соул, а затем уже академическая музыка – Гилельс, Рихтер, Плетнев, с которым мы потом работали, как и с Юрием Башметом, Владимиром Спиваковым. 
Музыка занимала важное место в моей жизни, и вместо футбола я шел за инструмент: начинал как пианист, окончил семь классов, были успехи, победы на конкурсах – я даже «Полет шмеля» играл на рояле, такая фишка была, потом – на трубе, а потом я это произведение продирижировал…

– То есть футбол в вашей жизни вообще отсутствовал?
– У меня довольно строгие родители, папа был жестко настроен. На фортепиано надо было больше заниматься, на трубе – чуть меньше, так что мне даже нравился этот переход… 
Но знаете, ведь на классике можно так же «отрываться», как на роковых концертах. Это – редкость, но накатывает состояние, когда отключаешься от внешнего мира. Это – своего рода медитация, у меня есть знакомый, который настолько этим увлекается, что понимает: в какой-то момент он может не вернуться. А Теодор Курентзис, к примеру, говорит: «Я могу даже умереть, полностью отдавшись музыке…»

– Вы испытываете такое состояние во время концертов?
– Да, иногда – если что-то очень серьезно пережито, туда вложено много сил. Но чтобы это случилось, каждый дирижер, музыкант должен прочувствовать каждую ноту – не просто проиграть, но вложить душу. Актер, читающий текст, ведь не может бубнить его монотонно, как дети читают стихи, но он должен «прожить» каждое слово, букву. Вот сейчас же я с вами эмоционально разговариваю, использую руки, глаза, интонации… Так же и с музыкальной партитурой: я должен передать слушателю и чувства автора, и свои собственные. Вот этим я и хочу заражать людей, в этом вижу свою миссию, можно сказать…
– Получается, что музыка – это выбор ваших родителей?
– Но они же видели мои способности, оценивали их как музыканты-профессионалы. Тут важны еще и артистические данные. К примеру, моя сестра решила заниматься балетом, но вот на сцене ей некомфортно. А я обожал выступать – мне заниматься меньше нравилось. 

– Всем детям не нравится заниматься и стоит ли их заставлять?
– Конечно! Но не кнутом и пряником – жесткость ни к чему хорошему не приведет. Должен быть баланс между ограничениями и поощрениями, без крика, без палки: не позанимался – не получил конфету. Заставлять надо обязательно – и взрослых, и детей.
Я хотел, чтобы моя дочь, которой сейчас шестнадцать, пошла по моим стопам, но она выбрала балет – значит, так тому и быть, я вижу, что ей там комфортнее. А сыну восемь лет, он занимается музыкой.

– С какого возраста надо начинать приобщать ребенка к музыке?
– С самого раннего – хоть с утробы матери, музыка оказывает самое положительное влияние. И в доме пусть она постоянно звучит – не самая сложная, та, что нравится ребенку и вам. Если мы вспомним историю России, то раньше в каждой интеллигентной семье люди владели инструментом, разбирались в музыке, умели ее слушать.

– А когда вы поняли, что хотите быть дирижером?
– В двадцать девять лет.

– И что этому способствовало?
– Достали дирижеры, которые приходят и не могут ничего сделать. Это одна из причин, впрочем – не главная. Конечно, мне хотелось самовыражения. Но дирижирование – это такое «темное дело»! Там нет ничего конкретного, ты сам музыку не создаешь – просто руками машешь. 

– Ничего себе определение! Недавно на сцене Тульской филармонии выступал оркестр Мариинского театра под управлением Валерия Гергиева, и создавалось впечатление, что от рук маэстро тянутся невидимые нити к каждому исполнителю и он, как кукловод, ими руководит…
– Конечно, дирижер должен быть авторитетом для музыкантов, нужно быть хорошим инструменталистом, потому что этот человек перед исполнителями – как учитель. И когда я работаю в оркестре музыкантом и приходит тот, кто пытается учить, сам ничего не представляя, это… удивляет. 
Ведь тут чем больше авторитет, тем больше доверие оркестрантов. 
Но дирижирование считается «темным» делом, потому что есть масса факторов, которые сложно даже определить. Нужно быть не просто музыкантом, вызывать уважение, подавать пример, много знать, но и выглядеть соответственно – быть в полном смысле этого слова лидером. Ведь ты же общаешься с этими людьми и вне сцены, и надо все время быть в каком-то правильном тонусе. 

– Помните свое самое первое выступление в качестве дирижера?
– Это было в Концертном зале Чайковского, играл Российский на­цио­наль­ный оркестр. Конечно, то был новый этап в моей жизни – запоминающийся, волнительный, интересный. Ведь дирижирование – огромная ответственность за других: когда сам играешь, ну налажал – значит, налажал, а здесь ты объединяешь десятки людей. 

– Кстати, насчет лажи: в одном интервью вы сказали, что страшный сон трубача – это фальшивая нота.
– Не отрицаю. Но нужна еще и хорошая подготовка, в том числе – спортивная. Труба – очень сложный инструмент, тут задействованы легкие, губы; на рояле, скрипке звукоизвлечение проще – там прикосновения. А здесь нужно правильное дыхание, медитация, есть даже уроки по йоге для духовиков, помогающие расслабляться. 
Я стараюсь каждый день заниматься спортом, на гастролях хожу в спортзалы при гостиницах, если есть бассейн – плаваю, еще бегаю по 30–40 минут, отжимаюсь. Но для духовика и пресс очень важен, мышцы обязательно надо прокачивать.
Был период, когда пришлось похудеть почти на пятнадцать килограммов, сейчас придерживаюсь диеты, стараюсь не есть хлеб, сладости. Я считаю, каждый человек должен знать свою норму: что он хочет – то и получит в принципе…
Вообще из чего состоит успех? Есть техническая сторона и – творческая, художественная, и эти два направления должны параллельно развиваться.
И конечно, артистическая часть важна: как выглядеть, как стоять на сцене.
Хотя понятно, что мы рождаемся в разных условиях, но полагаю, что все относительно и каждый человек способен добиться желаемого.

– Кто ваш стилист?
– Моя девушка, она же – мой директор и директор фестиваля Brass Day, я бороду отпустил по ее совету, она рекомендует, что надеть, как причесаться. Она творческий человек, имеет три высших образования.

– Владислав, уж коли мы вспомнили о фестивале: почему в России духовые инструменты сегодня непопулярны? Ведь «оркестры выдували медь» в довоенные – послевоенные годы…
– Потом все сошло на нет, а сейчас опять возобновляется, существует государственная программа. Только в Туле есть наш фестиваль духовой музыки, еще – «Фанфары Тульского кремля», организованный по инициативе руководителя Тульского губернаторского духового оркестра Полислава Балина при поддержке ре­гио­наль­ного правительства. В этом сезоне в него будут включены еще и детские коллективы. К нам на День города приедут детские духовые оркестры из разных регионов России и будут участвовать наравне со взрослыми коллективами.
И в самый главный в мире конкурс имени Чайковского, где раньше участвовали пианисты, скрипачи, виолончелисты и вокалисты, добавили духовые инструменты.

– Расскажите о мастер-классах в Туле для одаренных детей.
– Они проводятся регулярно, музыканты мирового уровня, такие как Бутман, Князев, Березовский – который вообще-то никогда не проводит таких занятий, только в Туле. 
Я даю мастер-классы, когда приезжаю из Москвы, и на фестивале Brass Day будет отдельно концерт для талантливых детей. В Туле организован Центр для одаренных детей, и мы с ними сотрудничаем – симфонический оркестр выступает совместно с юными дарованиями. 

– Чего вы хотите больше всего?
– Заниматься искусством, работать, сделать Тульский филармонический симфонический оркестр одним из лучших в стране – для этого есть все предпосылки.

– А как вы оцениваете тульскую публику?
– У нас замечательные зрители – умные, тонкие, понимающие. К тому же мы стали практиковать лекции перед концертами – это мировая практика, и наши тульские музыковеды прекрасно с такой задачей справляются. 
У оркестра впереди – исполнение Восьмого квартета Шостаковича, посвященного памяти погибших во время Великой Отечественной войны, переложенного для струнного оркестра и литавр. Это гениальная музыка, но она – страшная, там такие глубокие переживания! И мне кажется, если мы не просто будем играть, но рассказывать о том, что заложено автором, исполнение выйдет на совершенно другой уровень…

ТУЛЬСКИЕ  ИЗВЕСТИЯ

Возврат к списку


Наши информационные партнеры